ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ

"СВЯТОЙ КНЯЗЬ МИХАИЛ ТВЕРСКОЙ
В СОВРЕМЕННОЙ ТВЕРИ"
(из цикла стихов о святом князе Михаиле Тверском)

Овал над Тверью радужный светился,
Над телевышкой,
                                  что стоит колом.
Князь Михаил по берегу спустился,
Набрал водицы утренней в шелом.
В воде дробились масляные пятна
И над шеломом,
                            голову склоня,
Он поднимался медленно обратно,
Чтоб напоить усталого коня.
Они вдвоем проехали немало
И вот на Тьмаку выбрались,
                                    к кустам.
К губам любимца воду поднимал он,
Но фыркнул конь
И воду пить не стал.
Позамутилась,
                     обмелела речка,
По берегам домов крутая рать.
Князь Михаил
Всю ночь искал местечка -
На площади какой бы постоять.
Подумать,
               привести в порядок мысли,
Что тяжелы, как будто бы в броне.
Где тихим шагом,
А где гулкой рысью
Проехал по родимой стороне.
Но все-таки обидою кольнуло
Он размышлял, похлопывал коня:
“В неразберихе суеты и гула,
Почто забыли тверичи меня?
О почестях великих не толкую
Прорех доселе много у земли,
Хотя бы
                  мне часовенку какую
Для страждущего духа возвели!”
Рассматривал причудливые зданья,
Себя на горькой мысли уловил,
Что не уменьшил людям он страданья
И страха за судьбу
                            не умалил.
Но Тверь стоит.
Древнейший русский город,
За это только -
                   стоило страдать.
Князь Михаил
                      рванул рубашки ворот,
И растеклась по телу благодать.
Носили ветры запахи калины,
А князь на все смотрел из-под руки,
На площадях,
                     над пухом тополиным
Стоят на пьедесталах мужики.
В очках
              и с кепкой
                          — вроде бы простые,
Кто на виду,
Кто смотрит из кустов.
Подумал князь,
Что, может быть,
                            святые,
Но не видать
                        над городом крестов.
У них в десницах
                          ни меча, ни сабли.
У одного лишь палки рукоять.
Неужто нынче тверичи ослабли,
Что за себя не могут постоять?
Неужто честь
Теперь уже не годность?
Но понял князь,
                     имея опыт свой, -
Что Тверь несет в себе такую гордость,
Какая ей
             предписана Москвой.
И кто-то очень здорово смикитил,
Подвижничеству душ благодаря,
Над Волгой
                 на ладье плывет Никитин
Для торга в неизвестные края.
И Афанасий этого достоин,
Чтоб люди чаще вглядывались в лик,
Хотя не князь престольный и не воин,
Но христианством истинным велик.
Когда он жизнь
Над книгою итожил,
Всем русичам удачу разделил.
Тверскую славу
                         очень приумножил,
Московскую —
                        ничуть не умалил.
Живем в поступках лживых и греховных,
Кляня судьбу,
                          но все-таки любя.
Как жаль,
                      что много ценностей духовных
Не сберегаем нынче для себя!
А Тверь ветрами едкими продута,
В индустриальном кашляет дыму,
В Москву везет
                          таланты и продукты,
Самой как будто
                           это ни к чему.
Сама cебе подкапывает корни,
Самой
            как будто в будущем не жить?
Она орду нахлебников
                               накормит,
Всю заграницу
                        может напоить.
Ах, Тверь ты Тверь?
Все так же простодушна:
Рвут мужики
                      рубахи на грудях,
Балдеют бабы
                     от сирени душной,
А в холода
                     дрожат в очередях.
Кто так судьбой
                          сумел распорядиться?
Тревожной,
                     как сто первая верста
… Увидел князь —
Кружат над ним три птицы:
То Истина,
                  Добро
                            и Красота.
Они снижались,
То опять в зените
Купались в первых солнечных лучах
И взгляд к себе тянули,
                                  как по нити,
И отражались в княжеских очях.
Так значит живы,
Живы эти птицы:
В поступках,
                в спорах,
                         в цвете медуниц,
И князь успел
                      за русских помолиться
И растворился
В душах этих птиц.

1991 г

 

Сканировано по изданию
Соловьев В.Н., Час выбора: цикл стихов

о святом князе Михаиле Тверском. -
Тверь, "Книжный клуб", 1991. - 63 с.


[Михаил Тверской в памяти потомков] [На главную страницу]