О ДИСКРЕДИТАЦИИ ИМЕНИ МИХАИЛА ЯРОСЛАВИЧА ТВЕРСКОГО

Становится общим местом рассуждение о мощном вторжении интернета в нашу жизнь. Тем не менее, приходится начать именно с этого. Мы все отчетливее представляем, что интернет кроме почти безграничных возможностей получения новой информации, резко снижает уверенность в ее достоверности.
Несмотря на то, что в Твери уже прошли две серьезные конференции, посвященные Михаилу Тверскому, все еще, особенно  среди московских историков, звучат голоса, пытающиеся дискредитировать имя великого предка.

 Много лет вторит им и голос одного из тверских историков. В тверском журнале «Точка зрения» два года назад была опубликована статья П. Малыгина «О Михаиле Тверском политике и святом», где тверской князь был обвинен в клятвопреступлении. В прошлом году в ТвГУ на международной конференции «СМИ в онтологическом и культурном пространстве славянского мира» был сделан доклад о несостоятельности подобного обвинения. Этот доклад есть в сборнике материалов конференции и в интернете. 

В 2008 г. телеканал Культура выпустил в серии «История России» под номером 12 видео лекцию профессора московского университета доктора исторических наук Николая Сергеевича Борисова «Михаил Тверской». В лекции, как небольшие вставки, помещены две короткие видео реплики двух профессоров Игоря Николаевича Данилевского и Антона Анатольевича Горского. Сверхзадача лекции убедить слушателя в том, что Михаил Ярославич Тверской был «героическим авантюристом», а потому, несмотря на мученическую смерть, «с точки зрения политической истории Михаил проиграл».

Данная точка зрения не нова. Скажу более, с разными вариантами она существует уже боле семи столетий. Вопрос, мягко говоря, в другом, в неубедительности доказательной базы этого тезиса вообще, и озвученной в этой видео лекции, в частности.

Начнем с главного аргумента – с «героического авантюризма» Михаила Тверского. Профессор Н.С. Борисов видит этот «авантюризм» в том, что при получении ярлыка на великое княжение Михаил Тверской «пообещал такие размеры дани, платить которые он не смог». Откуда взята эта информация, где ее источник, профессор Н.С. Борисов, разумеется, не говорит. И далее Н.С. Борисов продолжает: «В конце концов, кончилось тем, что Орде надоело ждать, она лишает Михаила великого княжения».

 Ни слова о лествичном праве, по которому, в связи с ранней смертью Даниила, отца Юрия Московского, и сам Юрий, и вся московская княжеская ветвь по русским законам навсегда лишилась права претендовать на великое княжение. Н.С. Борисов ограничивается фразой: «Михаил имел такое право». Не должен был по закону получить, а лишь имел право претендовать на великое княжение. А вот, что у Юрия Московского такого права не было даже претендовать, об этом профессор Н.С. Борисов забывает сказать. С очень проникновенной, очень сочувственной интонацией он произносит: «… ну не выдержали у московских князей нервы…».

А где же позиция Митрополита Максима, который уговаривал Юрия не ездить в Орду, а, по мнению В.С. Борзаковского: «…запрещал идти в орду…ручался именем в.к. Ксении матери в.к. Михаила, в том, что Тверской князь ему Юрию ″чего восхощешь изо отчины вашея, то ти даст″. Юрий обманул митрополита, сказавши ему, что хотя он и идет в орду, но только не за ярлыком на в. княжение». (В.С. Борзаковский «История Тверского княжества». ЛЕАН, Тверь, 1994)  Любопытны в связи с этим и рассуждения участника этой видео лекции профессора А.А. Горского. В работе «Москва и Орда» он пишет: «По мнению Н.С. Борисова, Юрий не собирался ″претендовать на великое княжение… Как бы то ни было, два независимых друг от друга источника – НIЛ старшего извода и ″Повесть о Михаиле Тверском″ прямо говорят, что Юрий оспаривал у Михаила в Орде великое княжение». (А.А. Горский «Москва и Орда». Москва. «Наука». 2000.С. 43)  Таким образом, о том, что хан Тохта, вопреки притязаниям московского князя, принял решение, соответствующее русским законам того времени о престолонаследовании, об этой мелочи профессор Н.С. Борисов решил аудиторию не информировать.

Что касается взаимоотношений с митрополитом Петром, то эта ситуация весьма негативно сказалась на судьбе Михаила Ярославича Тверского. Но этот вопрос далеко не однозначен и, учитывая то, что на соборе 1311 г. отсутствовал сам Михаил Тверской и, что его сторонник Патриарх Нифонт в Константинополе вскоре сам был смещен, все это приводит к мысли, что события вполне могли бы развиваться и по другому сценарию. Но я считаю, что в наше время возрождения русского православия не должно вмешиваться в чисто церковную историю. Среди служителей церкви много умных просвещенных людей и они, если потребуется, сами разберутся в хитросплетениях истории церкви.  

Но пойдемте далее вслед за профессором Н.С. Борисовым. После того, как Орде, по его мнению, «надоело ждать», «в 1317 г. ярлык на великое княжение получает Московский князь Юрий Данилович». А где же женитьба Юрия на сестре хана Кончаке? Вот что пишет в выше названной работе А.А. Горский: «Юрий, женившийся за время пребывания в Орде на сестре Узбека Кончаке (принявшей православие под именем Агафьи) получил ярлык на великое княжение владимирское и двинулся на Русь с послом Кавгадыем» (С.49). Аналогично освещение этого и В.С. Борзаковским: «Он сумел приобресть милость хана Узбека, женился на его сестре Кончаке, принявшей при крещении имя Агафии, и затем получил ярлык на великокняжеское достоинство».

Как видим, ни слова о гневе хана, о каком-либо долге Михаила в результате чего, якобы отобран ярлык. Наоборот, хоть это и не говорится прямо, но выстраивается причинно следственная связь: женитьба Юрия на Кончаке, а потом, как результат этого, получение ярлыка на великое княжение.

Как известно после этого Юрий и ордынские войска под командованием Кавгадыя двинулись на Русь. И далее совершенно замечательный текст профессора Н.С. Борисова: «Михаил вместо того, чтобы смириться, поклониться новому хозяину, он начинает войну», т.е. не Юрий, не Кавгадый, а именно Михаил «начинает войну». И тут же возникает вопрос к самому профессору Н.С. Борисову: а почему же Юрий Данилыч в 1305 г. вместо того, чтобы «смириться, поклониться новому хозяину», причем законному хозяину, а не самозванцу, почему этот подзащитный Н.С. Борисова не «смирился и не поклонился новому хозяину»?

Кто хоть немного знаком с этими событиями 1317 г. понимает, что все было с точностью до наоборот, что утверждение профессора Н.С. Борисова: Михаил «начинает войну» в 1317 г. – это беспрецедентная ложь профессора московского университета. Михаил не начинал войны. Это Юрий и Орда ждали, что Михаил окажет отчаянное сопротивление. Ведь у Михаила на руках был точно такой же ярлык, выданный тем же Узбеком. Но Тверской князь отказался от кровопролития, от сражения, и ушел в Тверь, получив от Юрия и Кавгадыя обещание мира. И это Юрий и Кавгадый, нарушив обещание мира, вторглись в пределы тверской земли, три месяца грабили и разоряли ее. И лишь через три месяца грабежа, насилий на тверской земле Михаил вышел на Бортеневское сражение и разгромил соединенные войска Москвы и Орды.

Так же с точностью до наоборот, Н.С. Борисов излагает и взаимоотношения Тверского князя и Новгорода: «Это было в 1315 году. У него кончились все сроки уплаты векселей, а платить нечем. И тогда он начал войну с Новгородом. Он привел татар и с их помощью захватил южный форпост новгородской земли Торжок.»

Во-первых, о векселях. Ни в источниках, ни в работах историков, описывающих эти события, нет речи о каких-либо векселях.

Второе. С чего начинаются события, закончившиеся взятием Торжка? После смерти хана Тохты Михаил Ярославич уехал на поставление к новому хану в Орду. Новгородцы в нарушение договоренностей, воспользовавшись отсутствием великого князя, и, быть может, надеясь, что Михаил в этот раз великого княжения не получит, предложили Юрию Московскому стать новгородским князем. Юрий, давно мечтавший об этом, немедленно согласился. А.А. Горский пишет: «В 1314 г. Юрий прислал туда своего подручного князя Федора Ржевского, наместники Михаила были схвачены, а новгородцы с Федором двинулись к Волге». И начался грабеж западных земель тверского княжества. Вместе с Федором и новгородцами был и брат Юрия Афанасий. 15 верст не дошли новгородцы до Твери и были остановлены старшим сыном Михаила Дмитрием Грозные очи. А когда вернулся из Орды Михаил с подтверждением прав на великое княжение, новгородцы вместо того, чтобы попросить прощения у великого князя за самоуправство дали ему под Торжком бой, где были наголову разбиты.

И здесь нужно сказать еще об одной важной вещи необходимой для понимания тех событий. Это общеизвестный исторической науке факт еще с ХIХ века, но до сих пор, как бы мягко игнорируемый большинством историков – введение в употребление Михаилом Ярославичем Тверским титула «великий князь всея Руси». Формально этого никто не отрицает, но, практически, никто и не пытается в его свете переосмыслить жизнь и деятельность Михаила Ярославича Тверского.

Международная конференция 2005 года в Твери дала нам основание утверждать, что введение Михаилом Ярославичем Тверским титула великий князь всея Руси было не случайным. Он провозгласил, как цель и сделал первые шаги для объединения разрозненных княжеств Северо-Восточной Руси в единое государство, и оказал открытое вооружённое сопротивление Орде. Без понимания этой объединительной роли Тверского князя нельзя оценить истинный смысл происходившего.

И в пору объединения русских княжеств под руку Твери и позже, в пору объединения их под руку Москвы, объединение это происходило частично добровольно, а частично и принудительно.

В пору княжения Михаила Ярославича Тверского большинство княжеств признавали законность его княжения, признавали силу и мощь Твери. Оказали протест лишь Москва и Новгород. Московский князь Юрий был в оппозиции в силу оскорблённого самолюбия. Как сказано выше, из-за внезапной смерти отца Юрия, не побывавшего на великом княжении, вся Московская княжеская ветвь, Юрий и все его потомки, потеряли права на великое княжение.

Новгородская земля, хоть и являлась русскоговорящим регионом, но издревле старалась проводить независимую от всех других русских княжеств политику. Соборность, которая изначально присутствовала в новгородском вече, постепенно оттеснялась интригами бояр, научившихся ловко манипулировать общественным мнением. Для  многих бояр главным становились интересы каждого из них по отдельности, а, отнюдь, не интересы всей новгородской земли, тем более всей Северо-Восточной Руси. Именно поэтому, несмотря на обычай, по которому очередного Владимирского князя на вече выбирали и новгородским князем, этому обычаю новгородцы следовали не всегда. Особенно в пору княжеских междоусобиц новгородцы старались заключать союзы с более слабыми, чтобы выбивать для себя у очередного претендента на великое Владимирской княжение, как можно больше, прав и привилегий.

Ярким подтверждением этого являются отношения Новгорода и Твери в эпоху Михаила Ярославича Тверского. Поначалу Тверской князь был обычным  рядовым князем. Претендентом на Владимирский стол вслед за Андреем Городецким был московский князь Даниил Александрович, младший сын Александра Невского. Новгородцы в это время старались не просто наладить хорошие отношения с тверским князем, но и заключили чрезвычайно важный и смелый по тому времени военный союз о взаимопомощи в случае нападения на кого-либо из них, даже в случае нападения Орды: «аже будеть тягота мне от Андрея, или от татарина, или от иного кого, вам потянути со мною…». (Э.  Клюг «княжество Тверское», с.81) Но, как только изменилась ситуация, и тверской князь неожиданно стал великим Владимирским князем, да ещё и начал определённые действия по концентрации власти в своих руках, новгородцы сразу же перешли в оппозицию к тверскому князю.

Решение спорных вопросов военным путём было в то время распространённым и привычным. Договаривались редко и трудно. Дипломатии в нашем понимании практически не было. Либо друг, либо враг. Даже пойманного на преступлении либо казнили, либо миловали. Середины, к сожалению, почти никто не искал. Пожалуй, дядя Михаила Ярославича Тверского Александр Невский одним из первых начал применять дипломатию в нашем понимании, хотя и его поступки, порою, отличались невероятной жестокостью.

Тем не менее, Михаил Ярославич после получения великого княжения в отношениях с Новгородом начал не с военного решения проблемы. Первоначально он, дабы сохранить с Новгородом добрые отношения и добиться новгородского княжения, пошёл на значительные экономические уступки, о чём свидетельствует договор 1307 г.. Когда в 1312 г. отношения с Новгородом обострились вновь, Михаил Ярославич, как и прежде, использовал не военную силу, а применил экономические меры – перекрыл хлебный путь в Новгород. И это возымело успех. Новгородцы прислали архиепископа Давида и заплатили выкуп.

Но в этом же 1312 г. умер хан Тохта. После долгой борьбы на ханский престол сел Узбек. В 1313 г. Михаил Ярославич Тверской отравился к новому хану за ярлыком на великое княжение.

И, как сказано выше, едва Тверской князь уехал в Орду, Новгород предложил московскому князю Юрию новгородское княжение, которого Юрий давно добивался. Московский князь немедленно воспользовался этим. Он приехал в Новгород с братом Афанасием и князем Ржевским, но вскоре сам был вызван в Орду, куда и поехал, оставив княжить в Новгороде Афанасия. По приказу князя Ржевского наместники тверского князя были арестованы, а новгородские войска под предводительством князя Ржевского вторглись в тверское княжество, грабя и разоряя земли на Север от Волги – земли великого князя всея Руси.

Таким образом, если рассматривать всю кампанию военных действий, закончившуюся взятием Торжка в 1315 г., то приходим к пониманию, что утверждение профессора Н.С. Борисова: «Михаил Тверской начал войну с Новгородом» – это очередная ложь. Великий князь Владимирский, Великий князь всея Руси Михаил Ярославич, каковым его уже именовал Патриарх Константинограда Нифонт, вернувшись из Орды, в Торжке восстанавливал свои права и, как великого князя, и, как новгородского князя. И то, что новгородцы, в результате, обязались заплатить выкуп и вернули Тверскому князю новгородское княжение, говорит о признании несправедливости ими содеянного.

Ну а теперь еще о двух участниках видео лекции, о внутренних, вопиющих нестыковках этой лекции. Вот главный тезис А.А. Горского в этой лекции: «Михаилу Тверскому иногда приписываются деяния, которых он не совершал. Он объявляется зачастую борцом против ордынского ига, победителем Орды в сражении. На самом деле, за 12 лет своего княжения Михаил ни разу не противился ханской воле…». Подчеркнем: «Михаил ни разу не противился ханской воле…» А вот что пишет он же А.А. Горский в уже названной мною работе: «В конце концов, тверской князь вынужден был оказать сопротивление. 22 декабря 1317 г. у села Бортенево он нанес Юрию полное поражение: новый великий князь бежал в Новгород, его жена и брат Борис попали в плен. Кавгадыю пришлось пойти на почетную капитуляцию: он ″повеле дружине своей стяги поврещи″, а наутро заключил мир с Михаилом и отправился вместе с ним в Тверь.» Капитуляция… Капитулировать мог только участник сражения, а не сторонний наблюдатель и только потерпевший в бою.
Тверской князь создал прецедент – в открытом сражении разбил ордынские рати, заставил их бежать с поля боя, взял в плен ордынских князей. Это было одним из обвинений Тверскому князю на суде в Орде: «с послом бился еси, посла соромотил еси». В своей работе А.А. Горский не отрицает ни участие татар в битве, ни победы над ними тверского князя. А если так, то становится нелепостью его заявление в видео лекции в гостях у Н.С. Борисова, что «Михаил ни разу не противился ханской воле». Нелепость эта усугубляется тем, что вслед за выступлением А.А.Горского, сам Н.С.Борисов говорит: «Но, так или иначе, Михаил в этой битве разгромил войска Юрия и татар, которые шли вместе с Юрием, татар под командованием воеводы Кавгадыя. Он их разгромил, это была победа.»

Зачем надо было привлекать А.А. Горского? Чья это идея? Самого Н.С. Борисова или режиссера Андрея Верещагина? Ведь совершенно ясно, что авторам необходимо было низвергнуть Михаила Тверского с пьедестала истории. Но, как минимум, даже во лжи, нужно было быть хотя бы последовательными.

Выглядит довольно странным и включение в видео лекцию выступление профессора И.Н. Данилевского. Разумеется, его мнение должно было подтверждать общую концепцию всей лекции Н.С. Борисова. Но самое любопытное в реплике И.Н. Данилевского то, что первый тверской князь воспитал первого московского князя и за это «был наказан». «Он воспитал кукушонка в своем гнезде». И далее: «Но все это было обеспечено личностными качествами московских и тверских князей. Именно эти качества стали точкой опоры этих конфликтов». И если мы зададимся вопросом, а каковы личностные качества московских князей, то найдем их в самом тексте у И.Н. Данилевского, по его мнению, московские князья – это «кукушонки», а кукушонки не терпят никого из собратьев, не успокаиваются, пока не выбросят из гнезда последнего сводного брата. И если И.Н. Данилевский утверждает, что в основе конфликта московских и тверских князей лежали их личностные качества, то он скорее обвиняет Московских князей, а не оправдывает. И, естественно, в этой связи приходят на память слова В.О. Ключевского: «На стороне тверских князей были право старшинства и личные доблести, средства юридические и нравственные; на стороне московских были деньги и умение  пользоваться обстоятельствами, средства материальные и практические, а тогда Русь переживала время, когда последние средства были действительнее первых». (Русская история. М.1993.кн.1.С. 343-344) Так что, если внимательно проанализировать то, что говорит И.Н. Данилевский, то обнаруживается, что он своим полунамеком опрокидывает всю концепцию лекции Н.С. Борисова.

Ну а если предположить, что вставки этих реплик А.А. Горского и И.Н. Данилевского были сделаны без ведома Н.С. Борисова, то тогда обнаруживается полная несостоятельность и режиссера Андрея Верещагина, не понимающего того, о чем им сделан видео фильм. А это, в свою очередь,  не делает чести такому серьезному каналу, каким является телеканал «Культура».  Ведь ныне живет и здравствует самый крупный специалист по тверскому средневековью профессор В.А. Кучкин. К нему не стали обращаться. И в этом просматривается откровенный заказ на то, чтобы оболгать позицию Михаила Ярославича Тверского.

Беспристрастный и к московской и к тверской истории немецкий исследователь Э. Клюг пишет, что, по мнению В.А. Кучкина, в «Повести о Михаиле Тверском» при объяснении причин гибели тверского князя со временем «все более затушевывается причастность к этому Юрия Московского. Это следует объяснять ″сглаживанием″ реальных исторических конфликтов, связанным со все увеличивающейся идеализацией прошлого Московского княжества.»

В этой связи не могу не привести не просто мнение, а крик души канд. ист. наук Г.С. Гадаловой, звучащий со страниц ее книги «Благоверная великая княгиня Ксения Тверская», где она пишет о высказывании В.О. Ключевского, приведенное выше: «Слова В.О. Ключевского были вырезаны из документального фильма ″Михаил Тверской. За други своя″(режиссер Л. Чернявский) перед показом его в Москве… Как ни парадоксально звучит в наше время, но следует признать, что аргументы историка ХIХ в. о событиях ХIV в. усердно вымарываются в конце ХХ и начале  ХХI столетий, когда нет уже ни Рюриковичей, ни Романовых, ни даже Советской власти.» Почему мы, россияне, не имеем права знать правду? Почему мы, тверитяне, до сих пор боимся сказать об этом вслух? Стыдливо пишем на мемориале тверских воинских побед о Бортеневской победе, что это победа Михаила Тверского «над врагами». Почему, по прежнему, боимся сказать, что это победа над соединенным Московско – Ордынским войском? Ведь и православие, и ислам возвращаются в наши дома. Они цементируют нашу нравственность. И если грехи были совершены нашими предками, мы, потомки, должны, в конце концов, покаяться; хотя бы, как минимум, черное назвать черным, а белое белым.   

Михаил Тверской реально начал объединять русские княжества и реально оказал первое, подробно описанное в источниках, военное открытое сопротивление Орде при Бортенево. И если бы не отчаянное противодействие Новгорода и Москвы, Бортенево могло бы стать тем предвестником русской победы уже в 1317 г., каким стала битва на реке Воже 1378 г. – победа московских ратей над ордынскими, за два года до Поля Куликова. На 60 с лишним лет раньше, Северо-Восточная Русь, объединенная Михаилом Тверским, могла бы дать решительный отпор всей Орде. Да, в результате центробежной политики Москвы и Новгорода, их нежелания объединить усилия для отпора Орде под руководством князя всея Руси, Михаил Ярославич героически погиб. Но его стратегия – вооруженный отпор Орде для освобождения от ее ига – оказалась верной. Именно к этому, в конце концов, пришли Московские князья. Да, Московские князья выиграли, но проиграла Русь, более чем на 60 лет позже начавшая освобождаться от ига Орды.

Г. Пономарев.

 

 


[Михаил Тверской в памяти потомков] [На главную страницу]